30 июня 2020 · Алёна Литвиненко, автор Five p.m
Кейс лаборатории KDL:
о тестах на антитела, цифровой медицине и жизни после
О положении государственных больниц во время пандемии говорят часто. А что насчёт частных медучреждений, которые делают анализы на антитела к COVID-19? Five p.m. поговорил с сотрудниками федеральной сети медицинских лабораторий KDL и обсудил адаптацию к кризису, изменение спроса и будущее.
Коротко о главном
  • Во время карантина спрос на медицинские услуги не упал, а врачей стали чаще вызывать на дом.
  • COVID-19 подтолкнул множество компаний к цифровизации и усилил онлайн-общение (люди начали чаще читать рассылки!).
  • Возможно, коронавирус станет одним из сезонных вирусов, вызывающих ОРВИ.
Как кризис отразился на вашей лаборатории?
Мария: В целом у нас ничего не поменялось, поэтому сокращать никого не пришлось.
Да, сначала мы снизили количество рабочих часов у сотрудников, но как только начали тестировать пациентов на антитела к коронавирусу, спрос вырос — равно как и потребность в медперсонале.

Что касается прибыли, год от года она растёт. Так что в сравнении с 2019 рост есть, но с точки зрения плана на 2020 мы, наверное, немного просели.
Вспомните конец февраля-начало марта этого года. Были ли вы готовы к тому, что случится?
Ольга: В начале марта было непонятно, чего ожидать от эпидемии: информация из других стран очень разнилась. Страшные вести из Италии как-то уравновешивались новостями из Германии, которой удалось регулировать эпидемический процесс. Одно было понятно: если появится практика массового тестирования на вирус, мощности государственных лабораторий не хватит.

Мы подали информацию в Роспотребнадзор и Минздрав о мощностях KDL и о том объёме тестов на коронавирус, который можем выполнять ежедневно. Было тяжело, когда пошёл поток тестов из больниц и поликлиник.
Если честно, мы не успевали думать о ситуации в целом, а выполняли ежедневный объём работы. Такая врачебная напряжённая рутина.
Мария: В тот момент пациенты не перестали нуждаться в медицинских услугах, но характер спроса поменялся. Так что мы просто начали адаптироваться к ситуации и срочно запустили услугу «Выезд на дом» по всем регионам — до этого с 2018 года услуга работала в Москве и ещё нескольких городах. Во время карантина выезды выросли раз в 10, особенно среди групп риска: беременные, пожилые, люди с хроническими заболеваниями. Сотрудники относились к популярности услуги с пониманием, а мы мониторили ситуацию и оперативно привлекали медицинских сестёр к работе.
К чему вас подтолкнул карантин?
Мария: Произошло то, что отмечают все эксперты — цифровизация. Все начали понимать, что её нужно пройти внутри компании. Даже были шутки на Facebook: что привело вас к цифровизации — CDO (руководитель по цифровой трансформации компании — прим. ред.) или коронавирус? И, конечно, COVID-19 стал сильным толчком: пришлось быстро автоматизировать процессы, внедрить онлайн-общение.

Мы начали чаще делать рассылки по врачам и пациентам. Я никогда не видела такой отдачи: раньше этот канал давал 10% конверсии, а во время карантина она выросла до 30−40%.
В соцсетях, как и раньше, выходят посты, видео, прямые эфиры. Люди активнее общаются, задают больше вопросов.
Что изменилось в отношении, поведении ваших пациентов?
Ольга: С началом эпидемии и изоляции мы ощутили, что люди просто перестали выходить из дома. Около месяца у нас было очень мало посетителей, многие стали заказывать выезды на дом для сдачи анализов, потребность в основных анализах спала. Но пациенты с другими заболеваниями никуда не делись и очень нуждаются в доступной диагностике. Именно эти группы пациентов выбирают выездную службу из-за желания поберечь себя и сократить контакты.
В середине мая у вас появился тест на антитела к COVID-19. Как интерпретировать их результаты?
Ольга: Тест позволяет обнаружить антитела — белки, которые вырабатываются в ответ на появление вируса в организме. Существует два основных показателя: IgM и IgG. Положительный только IgM говорит о том, что человек может быть в активной фазе болезни, выявление только IgG — что он уже перенёс коронавирус какое-то время назад и обрёл антитела к нему. Также есть тесты на выявление IgA: эти антитела появляются в начале заболевания и могут сохраняться до нескольких недель после выздоровления. Они более точно указывают на иммунный ответ на внедрение вируса, в отличие от IgM.

Сейчас у нас есть четыре тест-системы от нескольких производителей: из Китая, России, Германии. Они проверяют на разные антитела и работают по разным принципам.

Положительный тест на антитела не требует предоставления информации о пациенте в органы Роспотребнадзора, в отличие от теста методом ПЦР на выявление самого вируса.

890₽
стоит тест на одно антитело: IgG или IgM*
1890₽
стоит двойной тест на антитела IgG или IgM
*Здесь и далее цена указана без взятия биоматериала.
Стала ли услуга самой популярной на этот момент?
Мария: После первой рассылки о тесте на антитела в наш колл-центр поступило рекордное количество звонков: спрос увеличился примерно в два раза. Многие просто задавали вопросы. Тест сдали где-то на 40% больше людей — в сравнении с другими услугами.

Думаю, спрос ещё будет высоким минимум весь июль. А мы планируем и дальше продавать тест на антитела, потому что любому человеку, который уезжает за рубеж, или компаниям, которым нужно вернуться в офис, необходимо проверять сотрудников. В корпоративном сегменте мы помогаем большому списку клиентов с тестированием: среди них Тинькофф, ВГТРК.
Повысятся ли цены на медицинские услуги — у вас и в принципе?
Мария: Нет, скорее наоборот. Чтобы стимулировать покупательский спрос, мы сделали хорошие скидки на серию чекапов и комплексов. Там самые необходимые тесты, которые нужно сдавать человеку при определённых заболеваниях.

495₽
стоит клинический анализ крови
2330₽
стоит базовый биохимический анализ крови
505₽
стоит анализ на ТТГ (тиреотропный гормон)
Как, по-вашему, люди станут относиться после эпидемии к медицине? Себе? Своему здоровью и чистоте?
Ольга: Мне кажется, что мы привыкнем надевать маску в общественных местах в период сезонных инфекций. Или если у нас насморк или кашель. Это здорово с точки зрения медицины: люди будут защищать себя и заботиться об окружающих хотя бы в период сезонного гриппа.

Хотя в истерии, сопровождающей эпидемию, есть минусы. Ношение перчаток в жару бессмысленно и вредно. Полезнее просто регулярно мыть руки. Хорошая идея иметь антисептики на входе и выходе из метро, но бессмысленно заливать улицы дезинфицирующими растворами.

При этом индуцированное СМИ стремление к тотальной дезинфекции может привести как к психическим расстройствам и повышению тревожного фона, так и к появлению в окружающей среде микробов, устойчивых к антибактериальным средствам.
Как считаете, ждёт ли нас впереди вторая волна эпидемии?
Ольга: Есть большая вероятность, что новый коронавирус станет одним из сезонных вирусов, вызывающих ОРВИ. Ведь до эпидемии примерно 20−25% сезонных ОРВИ было спровоцировано коронавирусами традиционных типов. Но нельзя всю жизнь жить на карантине! Очень утешительно выглядит статистика по тем людям, которые уже имеют иммунитет к новому коронавирусу: по данным нашей лаборатории их около 15% — из 20 000 обследованных.
Чему история с кризисом научила вас?
Ольга: В целом, любой врач всегда готов к такой ситуации. Со стороны врача лабораторной медицины я понимаю, как важно объяснять пациентам, что и зачем мы исследуем, какие действия будут следовать за этим. Врач должен максимально информировать пациента и разговаривать с ним — тогда лечение становится сотрудничеством. А на это часто не хватает времени.
Только полезные письма
Честные истории предпринимателей, актуальная аналитика 2ГИС.
comments powered by HyperComments
Читайте также: