RIDERO
Платформа для издания книг Ridero стала флагманом русского селф-паблишинга, передавшего все инструменты книгоиздателей в руки писателям. Проект позволяет любому человеку, написавшему нечто, достойное, на его взгляд, публикации, издать электронную книгу в обход любых посредников и самостоятельно заявить о себе на книжном рынке. За три года так поступили более 60 000 авторов.
Издательская система Ridero появилась в 2013 году усилиями экс-главы опального издательства «Ультра.Культура» Александра Касьяненко и двух его партнеров — Алексея Кулакова и Александра Остапенко. Идею электронного самиздата Касьяненко подсмотрел на американском сайте Lulu.com, собрался делать его русскую версию, но вскоре решил «сломать существующий издательский мир». Ridero предложил пользователям бесплатно сверстать их книгу и выложить её в самых популярных книжных магазинах (Литрес, Ozon, Amazon). Позже появились услуги редактора, корректора, дизайнера и персонального помощника. Сейчас проект готов работать с любым контентом: аудио- и видеозаписями, презентациями, постами в блогах и соцсетях. С помощью Ridero выходят авторские сборники статей, путевые записки, воспоминания родителей, сказки и стихи, изданные микротиражами.

В интервью Five o’clock генеральный директор Ridero Алексей Кулаков рассказал, почему проект до сих пор не вышел в плюс, что чаще всего печатают авторы, какие услуги им нужны и что не так с главными конкурентами Ridero в России и за рубежом.
Алексей Кулаков
Генеральный директор Ridero
УГАХА (дизайн), 40 лет
— У Ridero, судя по интервью основателей проекта, постоянно сдвигается точка безубыточности. Последняя отметка — 2018 год. Почему так происходит?

— Точка безубыточности зависит не только от темпов роста, но и от амбиций, темпов развёртывания проекта. В России по плану должны окупиться в этом году, и я не помню, чтобы мы говорили, что отобьёмся раньше. Что касается окупаемости в целом, то есть темпы окупаемости территории. Я специально не говорю «страны», потому что рынок для нас ограничивается не столько регионами, сколько языками. Это значит, что люди, говорящие по-русски, и люди, живущие в России, — не одно и то же. У нас есть аппетиты, и сейчас кроме России мы тратим деньги на присутствие в Польше, Германии и Латвии. Понятно, что всё это не окупается в моменте, и когда ты себе что-то такое позволяешь, точка безубыточности отдаляется, зато расширяется рынок. Я к тому, что это история не про бизнес-модель, а про то, насколько у вас агрессивная политика захвата территорий. Так что я не буду предсказывать, когда у нас окупится проект, так как это сильно зависит от того, куда и как будем вкладываться, от размера текущих инвестиций.
— А инвесторам вы то же самое отвечаете? Их это устраивает?

 — Инвесторы разные бывают, их разное интересует. Прежде всего, мы демонстрируем, что выходим в плюс за обозримое время, показываем хороший возврат на инвестиции. Сейчас мы берём деньги для захвата новых рынков, и это понятная история. Не развивайся мы такими темпами, Ridero окупился бы гораздо раньше. Так всегда бывает, когда окупаемость вступает в конфликт с долей рынка: нужно просто выбрать для себя верный баланс.
1 000 000 €
вложен в Ridero
415 000 €
текущий годовой оборот Ridero
1 000 000 €

вложен в Ridero
415 000 €

текущий годовой оборот Ridero
— И какова текущая доля рынка? Сколько у вас авторов?

— Более 60 000. Растём примерно в полтора раза за квартал. Например, в конце прошлого года было 20 000 авторов, в конце позапрошлого — 5000.
— Кто ваш автор? Обрисуйте среднего клиента.

 — Как правило, это автор «современной прозы». Это значит, что он ещё не определился с жанром и пишет в режиме «что вижу, то пою»: много бытописания, просто наблюдений о жизни, частной хроники. Это большое количество нишевых форматов типа «мама пишет, как воспитывать детей», «бабушка даёт советы, как жить», «бизнесмен рассказывает, как делать деньги». Такая трансляция опыта. Мы, кстати, поначалу думали, что наш автор — человек сильно старше среднего возраста, уже вот-вот пенсионер, а оказалось, что нет — ему 30−40 лет. А в это время очень важна творческая и профессиональная самореализация, ты подходишь к подведению промежуточных итогов, оглядываешься назад. В этом случае книга становится способом диалога со следующими поколениями.
ночной безлимит суши в уикенд за 400 рублей, — прим. Five o'clock
Обычно у человека уже есть идея книги. То есть до того, как обратиться к нам, он уже идентифицировал себя как писателя. Он думает: «я — молодой автор фантастики», или «я — немолодой автор мемуаров».
Обычно у человека уже есть идея книги. То есть до того, как обратиться к нам, он уже идентифицировал себя как писателя. Он думает: «я — молодой автор фантастики», или «я — немолодой автор мемуаров».
Для большинства наших авторов традиционный способ публикации книжки оказался слишком сложным: им уже отказали издательства либо предложили такие сроки подготовки [книги] и за такие деньги, которые они не могли себе позволить. Ridero сделан для них.
— Жанры?

 — Пока художественные преобладают: приключения, фэнтези, любовный роман, юмор, научная фантастика и детская литература. Поэтов в три раза меньше, чем прозаиков. Самые редкие темы для книг — «киберпанк», «химия» и «садоводство».

Вообще, знаете, наш средний покупатель — это я. До Ridero никогда не думал, что я писатель. У меня было много статей в местной деловой прессе, много разных текстов, но идеи, что я писатель, никогда не было. Я же не пишу романы и стихи! А когда ты понимаешь, что писатель — это тот, у кого есть книжка, и издать её элементарно просто, то всё меняется. Тратишь полчаса, и раз — у тебя уже есть книжка. Сам я издал на Ridero уже несколько книг, мой сын издал сборник своих сказок.
Продажи 2015-2016
≈ 92 000
экземпляров книг
24
экземпляра в среднем продаёт автор
4
автора продали больше 1000 экземпляров
≈ 92 000

экземпляров книг
24

экземпляра в среднем продаёт автор
4

автора продали больше 1000 экземпляров
— Спрос на самые востребованные жанры и род занятий большинства авторов как-то влияют на вашу бизнес-модель, интерфейс сайта, услуги? Очевидно же, что старому бизнес-волку нужно одно, автору фэнтези — другое, а домохозяйке, решившей взяться за любовные романы, — третье.

 — Естественно. Мы проводим эксперименты. Запускаем, например, услуги, ориентированные больше на бизнесменов или молодых мам, и смотрим на результаты. Это обычное тестирование гипотез, как и в любом стартапе. Недавно проверяли гипотезу, что есть люди типа меня, которые бы с радостью написали книжку, но у них нет времени. Контент есть, а времени нет. Ок, если мы предложим автору сделать книжку с помощью литературных негров, он согласится? Это предложение уже есть на рынке, но обычно оно реализуется в русле классического проектного бизнеса: «— Сколько это будет стоить? — Ой, ну, мы сразу сказать не можем, тут всё сложно, всё будет зависеть от материалов и…». Когда такое слышишь, думаешь: блин, это реально сложно. И чтобы книга всё-таки вышла, она тебе должна быть нужна до зарезу, иначе всё это не пройти.
Мы решили, что всё должно быть проще. Цена — 120 000 рублей, сроки — три календарных месяца, ваше участие — 14 часов разговоров по скайпу. Мне показалось, что это крутое предложение, я бы лично взял. Если ты состоявшийся бизнесмен, у тебя есть деньги, экспертиза, и ты хотел бы её зафиксировать — пожалуйста, нет проблем. Сделали лендинг, даже, по-моему, никак его не продвигали, и заказы пошли. Первая проблема обозначилась сразу, с первой главы. Это такой, знаете, паралич перфекциониста. Не может сдвинуться с места, потому что считает, что не справится. Человек видит написанную с его слов главу и отказывается от неё. Нет, он согласен со своими словами, но что-то его не устраивает, он видел себе всё иначе. Плюс это же не статья в газете, это Книга — нечто вечное, к ней совсем другие внутренние требования.
≈ 20%
комиссия Ridero со всех платежей автора
≈ 87 €
приносит один автор
7%
ежемесячный рост выручки с одного клиента
≈ 20%

комиссия Ridero со всех платежей автора
1 000 000 €

приносит один автор
415 000 €

ежемесячный рост выручки с одного клиента
Сейчас мы, по сути, заново запускаем эту услугу, но уже с другим месседжем. Есть много людей с готовым контентом, но он не всегда хранится в виде текстов. У меня, например, около десятка презентаций лежат на SlideShare, выступления — на YouTube и Vimeo, куча статей в разных журналах. Мы предлагаем за 60 000 собрать из этого книгу, грубо говоря «избранное». Посмотрим, что получится. Когда результаты выстреливают, мы уже полноценно вкладываемся в услугу.
— Какая услуга приносит вам наибольшую прибыль?

— Продвижение книги, создание сайта-визитки. Здесь, кстати, есть один интересный момент, иллюстрирующий разницу между нами и традиционными издательствами. Обычная издательская модель — это как венчурная экономика, только всё ещё хуже. Когда вы издаёте книжку, то ввязываетесь в очень рисковую историю с долгой проверкой гипотезы и плохой обратной связью. Это сомнительные инвестиции. Мы же в отличие от издательства не инвестируем деньги в отдельно взятую книжку: ни с автора денег не берём, ни ему гонораров не платим. При этом мы занимаемся имиджевой рекламой, когда вам нужно создать спрос на какое-то конкретное слово, например, название книги.
Мы инвестируем в появление первых фанатов автора, в первую волну популярности, пусть даже «среди своих». Делаем так, чтобы автора могли заметить издатели, выйти на него, узнать о нём в социальных сетях.
Мы инвестируем в появление первых фанатов автора, в первую волну популярности, пусть даже «среди своих». Делаем так, чтобы автора могли заметить издатели, выйти на него, узнать о нём в социальных сетях.
Мы добиваемся хорошей конверсии в 5−10%, хотя нам почти каждый раз приходится объяснять, почему это хороший показатель. Обычно-то слышишь: «Так, ко мне на сайт пришло 100 человек, книгу купили 5, и вы хотите сказать, что это много? Куда вы дели остальных 95?!» (смеётся).
— Какие услуги могут появиться в будущем?

— ПРО-аккаунты для литературных агентов. Вряд ли это будут совсем уж новые услуги, скорее, мы будем продавать пакет услуг под конкретные задачи и ниши. Литературных агентов в России немного, зато тех людей, у которых есть знакомые, готовые опубликовать книгу и нуждающиеся в помощи, много. Планируем зайти на рынок академической литературы. Мы же работаем на длинном хвосте: в нишах, где есть большое количество авторов с мелкими тиражами. Это, например, авторы научных монографий. Мы, правда, пока не умеем автоматически верстать глоссарий, предметные указатели, сложные таблицы и формулы. Есть относительно «холодные» ниши: те, кто пишет, но к книжкам относится скептически или вообще никак. Скажем, девушка пишет в онлайн-дневник, парень — в ЖЖ или фейсбуке.
Мы сейчас работаем над такой штуковиной, которая позволит делать книги прямо из постов в блогах и соцсетях. Пока пробуем с ЖЖ: даёшь ссылку — получаешь книгу.
Мы сейчас работаем над такой штуковиной, которая позволит делать книги прямо из постов в блогах и соцсетях. Пока пробуем с ЖЖ: даёшь ссылку — получаешь книгу.
Нужно разве что самому выбрать, какие посты ты хочешь видеть в книге, а всё остальное уже автоматизировано. Учитывая, что пользователей соцсетей гораздо больше, чем писателей и вообще авторов чего бы то ни было, думаю, это огромная аудитория и очень перспективная ниша.
— Как всё это терпят традиционные издательства? Почему «Эксмо» ещё не запустило аналог Ridero?

 — Это не так-то просто. У нас есть ряд штук, которые мы делаем лучше всех в мире. Например, мы в один клик из файла в «Ворде» готовим настоящую книгу профессионального уровня с оглавлением, стилями и красивым макетом. Другие так не умеют. В России есть Bookscriptor (проект издательского дома «Литературная учёба», запущен в сентябре 2015 года, — прим. Five o’clock), но он, на мой взгляд, слабее нас. Даже банально по показателям: у нас 60 000 авторов, а у них сильно меньше. Мы сейчас № 1 в стране. Что касается «Эксмо», то это просто не их бизнес, им не нужен аналог Ridero. Зачем? Они зарабатывают на читателях, а мы на писателях, точнее даже, на поставщиках услуг писателям: комиссия с типографии, с редактора и корректора. Мы — стартовая площадка, они — монополисты. На самом деле мы можем быть полезны издателям, так как являемся отличным способом тестирования книг, когда можно быстро и дёшево выявить потенциальные будущие бестселлеры, а не пытаться угадать их силами отдельных редакторов.

— За кем следите на Западе?

— За Amazon, естественно. Но у них тоже другая бизнес-модель: они абсолютные гиганты, у них колоссальная читательская аудитория. Это делает Amazon самым мощным игроком на рынке селф-паблишинга, на него все смотрят. Мы партнёры. Другое дело, что, на мой взгляд, бумажные книжки у нас получаются лучше, да и электронные, в общем-то, тоже (смеётся). Есть Blurb, но они хороши для создания фотоальбомов, больших книг с иллюстрациями. Еще Reedsy — британский маркетплейс услуг для авторов, в котором реализовано много интересных идей.
5.10.2016
Автор: Александр Морсин
Фотографии: Алексей Пономарчук

Обложка: Russian writer Dmitry Grigorovich. Engraving by Schyubler from picture by painter Medvedev. Published in magazine "Niva", publishing house A.F. Marx, St. Petersburg, Russia, 1893

Made on
Tilda