Полигон 61

Прообраз лазертага — высокотехнологичной «зарницы» с бластерами и лазерными лучами — пришёл из «Звёздных войн» и породил новый аттракцион для любителей пейнтбола. Те же макеты реального оружия, камуфляж и перестрелки — только без пуль. Новой игрой уже увлеклись полицейские, дети и офисные клерки.
Лазертаг-клуб «Полигон 61» появился в Ростове пять лет назад и закрепился в статусе самого опытного игрока на рынке. По его инициативе создана профессиональная лига лазертага, в школах проводятся лазертаг-турниры, а сотрудники силовых ведомств приезжают к ним на тренировки. 2ГИС обсудил с директором клуба Юрием Болдаревым, сколько можно заработать на суетливой беготне с автоматом наперевес, как правильно обустроить площадку для боевых игр и сохранить прибыль в «пустые» сезоны за счёт государства.
Юрий Болдарев
директор лазертаг-клуба «Полигон 61»
Педагогический институт ЮФУ (исторический факультет), 33 года
Как появился «Полигон 61»?

Я и мой давний школьный друг долгое время активно рубились в пейнтбол. А потом нам спонтанно пришла мысль сделать свой лазертаг-клуб. Начали бороздить просторы интернета и случайно вышли на саратовского производителя, к которому сразу обратились. С него всё и началось: без бизнес-плана и расчётов. Как говорят, в омут с головой. Отбились примерно за полтора года, но, наверное, могли и раньше.

Как у вас с загрузкой?

Сейчас в клубе работают шесть человек (четыре инструктора и два фотографа), если большие мероприятия, корпоративы, соревнования — добавляем людей по организации питания, снаряжения, пиротехники, охраны и так далее. Бывает, задействуем до 30—40 человек. Зависит от сезона: к 23 Февраля, например, у нас было пять больших игр. Такое не каждую неделю случается. Но есть множество профессиональных праздников, годовщин, открытий компаний, юбилеев — в эти дни заказов хватает.
250 000 руб.
стоимость запуска «Полигона 61»
Кто ваша целевая аудитория?

Когда открывались, ориентировались на смешанные группы детей и взрослых, закупали разное оборудование. А оказалось, что в основном мы проводим игры для детей и подростков. На их дни рождения приходится до 70% заказов. Но так как оборудование было разным, пришлось часть продавать и быстро закупать новое, облегченное. Сейчас наш основной костяк — это дети 9—11 лет. Пробовали устраивать игры для групп младшего возраста (5—7 лет), но им пока всё-таки некомфортно, при виде автоматов многие пугаются. Плюс малыши не умеют проигрывать, начинаются слёзы, капризы. Благо, есть педагогическое образование и опыт, справляемся. Родители тоже бывают напряжены. Хотя сейчас стало поспокойнее: мы установили веб-камеры, и родители могут следить за всем происходящим на площадке в любой момент игры.
Почему выбрали внеаренный лазертаг?

Внеаренный — тот, которому не требуется «арена», игры проходят на открытых площадках и в зданиях. Арена — это специально подготовленный зал, состоящий из перегородок, фактически лабиринт, только с приглушённым светом, дымовыми завесами и неоном. Это, в общем-то, другая история, другая игра. В Ростове «аренники» уже есть, но как-то они пока не приживаются. Там другая атмосфера, больше такая компьютерная, что ли, а в лазертаге важно сохранять реалистичность, создавать условия, близкие к настоящим.

Как и где вы находите пригодные для игр места?

Многие используют площадки, на которых опасно играть: на каждом шагу ямы, штыри, строительный мусор. Честно говоря, мы, когда запускались, играли на такой же. Проводили всё на свой страх и риск. Но кому-то даже нравилось — эффект «Сталкера», заброшенное потустороннее место, прикольно. Однако быстро стало ясно, что главное — это безопасность и комфорт. Сейчас арендуем здания, которые раньше служили складами или заводами. Они расчищены и оборудованы, там есть укрытия, укрепления и комната отдыха. Последнее, кстати, реально необходимо. Людям нужно остыть, перевести дух, обсудить свои подвиги, перекусить. Хотя многие клубы обходятся и без этого. Пишут в рекламе, что у них супермегаплощадка, а на самом деле просто крыша, чтобы дождь не лил, и всё, больше ничего нет. Стоит игровой гаджет, рядом инструктор, люди предоставлены сами себе.
Разве не дешевле найти какие-нибудь бесхозные объекты на окраине города и привести их в порядок? За аренду платить не надо, а выбор площадок неограничен — бетонных «коробок» везде полно.

Нет. С «бесхозным на окраине» ничего не сделаешь — всё на следующий же день будет разграблено или уничтожено вандалами. Нужны площадки, за которыми кто-то следит, у которых есть собственник. Так элементарно спокойнее, ты не переживаешь, что твои укрепления завтра унесут бомжи.

Сейчас одна площадка «Полигона 61» располагается на территории бывшего стекольного завода, вторая — на бывшей кондитерской фабрике. Это взаимовыгодное сотрудничество. Предприятия функционирует не в полную силу, у них есть свободные площади, и их владельцы понимают, что лучше договориться об удобных условиях, чем содержать пустые помещения. Аренда закрытых площадок обходится в 35—100 тыс. рублей в месяц, в зависимости от места. В одном случае мы работаем по фиксированным арендным ставкам, а в другом — платим за проведение каждой отдельной игры — на разных участках выгодны свои схемы. Одного общего правила нет, нужно смотреть по ситуации.

40
часов продолжалась
самая долгая игра в клубе
С открытыми площадками проще, они обычно в черте города. Это лесопарковая зона, недалеко от центра. В основном там проводятся мероприятия для образовательных учреждений — соревнования и турниры для школ, техникумов, вузов. Есть площадка за городом, но тоже близко, восемь минут езды. Там естественные каскады, зелень и двухэтажные постройки, используемые как укрепления. В обоих случаях игры необходимо согласовать с администрацией города и владельцами конкретных участков земли.
Сколько приносит одна площадка?

Открытые площадки приносят больше, потому что количество участников ограничено только размерами территории. В среднем одна площадка с набором оборудования для 12 человек приносит от 100 000 рублей. Мы проводим порядка 20 игр в месяц — примерно по десять «открытых» и «закрытых». По выходным игр, естественно, больше. Важно и то, какой вариант проведения игр выбрал клуб. Мы, например, проводим 2 — 4-часовые игры, а кто-то устраивает короткие потоковые баталии по 10 — 15 минут.
100
человек участвовали
в самых масштабных боях клуба
На что идут основные затраты?

На аренду. Дальше — батарейки, аккумуляторы, камуфляж, разные мелочи.

Сколько стоит оборудовать закрытую площадку всем необходимым?

Если мы говорим про среднюю площадку для команд по 5—6 человек (а на старте всё равно больше не будет), то, по нашим подсчётам, на оборудование в бюджетном варианте уйдёт 174 000 рублей. Камуфляж — ещё 6000, хотя его не все берут. Система укрытий в зале 40×100 метров обойдется в 20 000. В общем, в 200 000 рублей можно вполне уложиться. Но это самый простой вариант, где всего по минимуму. Конкурировать будет сложно, но для старта нормально.

К курсу доллара сильно привязаны? У вас же все комплектующие, наверное, импортные.

Нет-нет. У нас всё тот же саратовский производитель, о котором я говорил вначале. Вообще, отечественная продукция в этой отрасли сильно отстаёт, это правда, но бывают исключения. Вот наш случай — как раз такой: всё местное, при этом крепкое и надёжное, не хуже иностранного.

Когда успели сравнить? У вас же всё саратовское.

Да, но мы за эти пять лет тестировали и другое оборудование, всё перепробовали. А привязка к доллару, я тут подумал, всё же есть: часть комплектующих для электроники изготавливается и закупается за рубежом. Так дешевле.
Как вы придумываете новые миссии и легенды для игр? Есть же какие-то сценарии, команды получают задания.

Новые сценарии придумываются на основе фильмов. Сначала отрабатываем их на близких друзьях, и, если всем нравится, запускаем в продажу. Бывают сценарии по мотивам компьютерных игр и комиксов. Есть, например, такой персонаж «Джаггернаут». Суть в том, что он почти весь бронированный, а зона поражения одна — спина. Стрелять можно из любого оружия, требуется ровно 50 попаданий, на выполнение задачи — 25 минут. Вот это наш реальный хит, просто взрывает всех.

Это такой сценарий?

Дело не только в нём, важен подход. В минимальном исполнении на спину «Джаггернауту» просто навешиваются датчики, а в максимальном — это человек в броне. То есть в первом случае датчики снимаются с головы и тупо забрасываются за спину, игрокам с пульта делают меньше «жизней», а «Джаггернауту» — больше. Ну это же халтура.

Классный сценарий был по мотивам «9-й роты». Команде из 3—5 человек нужно 15 минут продержаться на позиции, «на высоте», пока на них нападают «моджахеды» — 10—12 человек из другой команды. Всё в дыму, очень красочно, интенсивно, накал страстей — ну как в фильме.
Присутствие врачей обязательно?

Нет. В лазертаге же всё безопасно, у нас по сути и выстрелов-то как таковых нет. Возможен разве что физический контакт, когда кто-нибудь в противника воткнётся автоматом. Но это крайне редко, подобные вещи оговариваются «на берегу». Если даже что-то случится, мы в силах оказать первую помощь и сделать всё необходимое. Вот конкретно я прошёл медицинские курсы и могу зашивать раны медной проволокой, уже не страшно.

А было?

Есть у нас одна история, которую мы всем рассказываем (смеётся). На самом деле жуткая вещь, у меня тогда боевое крещение случилось. Как-то раз в одной команде был очень высокий человек. Резко побежал, врезался в дверной проём и сильно разбил голову. Пришлось прямо на месте всё склеивать медицинским клеем. Выдохнули, живой. Проходит минут 15, и его друг, ещё более высокий мужчина ударяется лицом об этот же проём. Рассечения не было, но ссадины остались приличные. Ну бывает ещё в лоб кто-нибудь зарядит случайно. Но это так, ушибы, от них никто не застрахован. На футбольном поле можно гораздо больше пострадать — там то вывих, то растяжение, то перелом. Повторю: главное — хорошо подготовить площадку.
≈1100
игр провёл клуб за пять лет
Официальные требования к ним есть? Вас, кстати, какие надзорные службы контролируют?

Нет, никаких служб нет. Но мы столкнулись с рядом требований по одному из проектов. «Полигон 61» готовит программу дополнительного образования для школ, и чтобы получить лицензию, нам нужна собственная площадка для проведения занятий. Вот здесь начинаются требования — площадку заверяет комиссия. А там куча регламентов: пожарная безопасность, санузел, проветривание, отопление, освещение. Хотели запуститься ещё осенью, но из-за всей этой бюрократии программа всё ещё находится на рассмотрении.
Помимо обновления сценариев, чем ещё привлекаете аудиторию?

Новыми проектами. У нас есть инструкторы с богатым боевым опытом в горячих точках. Они проводят занятия по нескольким направлениям: система выживания, ориентирование, маскировка, скрытное перемещение, работа в группе, коммуникации, тактика, диверсии. И вот там, наоборот, желательно не сделать ни одного выстрела, а выполнить задачу бесшумно и незаметно. Настоящая школа разведчика — только для детей.

А как военно-патриотическое воспитание может сочетаться с бизнесом? Вам это зачем?

Мы готовы сотрудничать с госучреждениями, делать совместные проекты. Проводить уроки мужества, например. В той же «Школе разведчика» будет не только отработка военных приёмов, планируются встречи с ветеранами войны, к 70-летию Победы подготовим классные завораживающие истории про наших героев, про подвиги солдат. Ну а там, глядишь, ребята захотят провести у нас дни рождения или расскажут про лазертаг родителям.

Кроме того, подобная секция — это постоянная занятость, стабильный доход. Мы не будем так сильно зависеть от праздников, сезонности (летом многие дети на дачах и на речке), корпоративов. То есть «пустые» дни в развлекательном направлении будем компенсировать разными тренировочными проектами.
Какого рода компании у вас чаще всего проводят корпоративы?

По-разному. Вплоть до крайностей: либо федеральные монстры, крупные сети, либо компании, где от силы десять человек. Из сетей: магазины «Перекрёсток», «Пятёрочка», фитнес-клубы, банки. Но они в основном не всем штатом приезжают, а отделами — «стенка на стенку». Если нам заказывают корпоратив «всё включено», то мы сами привозим людей на площадку, где уже стоят шатры для переодевания, перекусов и обедов. Если требуется звуковое оборудование, пиротехника, фото- и видеосъёмки, тоже берём это на себя, подключаем сторонние организации. В итоге прибыль делится примерно пополам — нам и компаниям за «дополнительные услуги».

Спиртные напитки на площадках запрещены? На корпоративах же все пьют.

Строго запрещены. Мы об этом говорим сразу и, если от человека пахнет, мы его просто не пускаем. Говорим ответственному лицу: «Слушайте, у вас некоторые уже под „допингом", мы предупреждали». Спорить бесполезно. Нет, бывает, конечно, прячут фляжечку в карман или ещё как-то пытаются пронести, но это всё быстро пресекается. Вычислить таких — не проблема. Но обычно люди понимают, что это в общих интересах: никому не нужны жертвы, не затем собирались.

Это правда, что вы проводите тренировки для полицейских и сотрудников вневедомственной охраны?

Да, раз в неделю. Условия для них такие же, как для всех.
А как вы на них вышли? Или они на вас.

История простая. Мы приехали к ним в учебный центр и предложили посоревноваться.
Два инструктора с нашей стороны и восемь полицейских экипажей (16 человек) с их стороны. Спустя четыре часа мы им убедительно, если не сказать нещадно, доказали, что они... Ну, в общем, что они не молодцы.
Я сейчас не конкретно про них, это же общая тенденция. Постоянно приходят новости, что где-то полицейского убили, у другого отобрали оружие, третий промахнулся, а в него попали. И не факт, что они сами по себе все такие плохие, просто система подготовки однозначно слабая. Мы предложили свои услуги — они согласились. Буквально после нескольких занятий стало ясно, что эффект есть, показатели точности выросли.

То есть у отделения полиции, бюджетного учреждения, есть свой учебный центр, но за дополнительными тренировками они обращаются к вам, коммерческому предприятию? Откуда у них на это деньги?

С оплатой всё не так просто. Я не хотел бы сейчас подробно этот вопрос поднимать. Это одна из историй для наших будущих франчайзи-партнёров, так как нам бы хотелось, чтобы такое сотрудничество развивалось дальше, не только в нашем городе.
Погодите. Эти тренировки проходят официально, они разрешены?

Разумеется. Наверное, с формальной точки зрения это не совсем правильно, но результаты налицо. Их показатели реально улучшаются, нас благодарят.

Как вы продвигаете проект? Какой канал рекламы оказался самым эффективным?

Первое время пробовали всё: радио, телевидение, журналы, интернет, листовки. Не помню, сколько мы тогда потратили, но думаю, не меньше 100 000 рублей. Мрак! Толку-то было мало. Оказалось, что все эти каналы работают не так уж и хорошо, как нам обещали «рекламные менеджеры».
Методом проб и ошибок пришли к тому, что самое лучшее, — это «пробники». Бесплатные тестовые игры, которые обеспечивают ураганный «сарафан».
Поначалу никто не знал, что такое лазертаг. Мы устраивали акции по принципу «приходи и узнавай», всё доступно и наглядно объясняли, разрешали «пострелять».

По такому же принципу делаем «семейные дни» — приглашаем поиграть всей семьёй. Работает не хуже каких-нибудь застолий, когда собирается вся родня! Серьёзно, нам много раз говорили, что специально на игру приезжали даже дальние родственники. Это реальная реабилитация семейных отношений, воссоединение ради общего дела.

Проводим мероприятия для СМИ и блогеров — устраиваем для них чемпионаты, а они рассказывают о нас в своих программах и изданиях. Но это уже больше для имиджа и узнаваемости клуба.
Регулярно проводим городской чемпионат среди школ: дети пробуют играть, им нравится, и потом они к нам возвращаются.
Участвуем в городских и региональных военно-патриотических проектах «Зарница» и «Рубеж». Вот такие штуки дают очень хороший эффект, работают лучше любой рекламы.
В Новосибирске есть локации, где арена для лазертага соседствует с сауной и баней. У вас есть кафе. Что ещё может включать в себя лазертаг-клуб?

Мы сейчас берём в долгосрочную аренду трехэтажное здание, будем делать новую площадку. Первый этаж — игровые залы, второй — лекционные аудитории и залы для тренировок, третий — кафе и несколько комнат для квестов по нашей тематике. Возьмём истории про разведчиков-шпионов, известные спецоперации.

А сам лазертаг как вид досуга, на ваш взгляд, что ждёт?

Изначально лазертаг появился как новое клёвое развлечение, быстро стал обрастать аудиторией и привлёк не самых добросовестных предпринимателей. В итоге рынок рос, но общий уровень лазертаг-клубов ухудшался: многие приходили в этот бизнес «срубить денег» и закрыться через месяц. За пять лет я видел, как в Ростове запускались десятки лазертаг-клубов (причём большинство создавали наши же клиенты), без конца перепродавались, закрывались, открывались с другой вывеской, переезжали. Это плохо отразилось на всех, поэтому приходится искать не самые очевидные варианты развития — «Школа разведчика», тренировочные курсы. Я думаю сейчас такие штуки будут появляться во многих городах, просто под разными названиями.
10
лазертаг-клубов в Ростове
Мы очень хотим сделать лазертаг новым видом спорта, официально оформить. Но здесь мы снова упираемся в бюрократию. Вот мы, скажем, создали региональную спортивную общественную организацию «Ростовская областная лига лазертага», думали, как-то процесс дальше пойдёт. Но нет. Нам говорят: «Чтобы сделать лазертаг видом спорта, нужны федерации лазертага минимум в 40% регионов». Ладно, отвечаем, сделаем. Приходим в министерство юстиции регистрировать федерацию и слышим: «Подождите. Вам сначала надо стать видом спорта». И вот так по кругу, ни те ни другие не идут на уступки.
Я одного не понял: почему десятки лазертаг-клубов закрылись, а «Полигон 61» нет. В чём секрет?

Мы идиоты. В хорошем смысле (смеётся). Мы всецело отдаёмся этому процессу, у нас выстроена особая, тёплая система отношений с игроками, уже вне игры. Не так, что пришёл человек, отдал деньги, сыграл, пожали руки и разошлись. Нет, мы созваниваемся, общаемся, обмениваемся контактами, как-то друг другу помогаем. Общение — залог всего, лучший маркетинговый ход. Нам говорят: «Ребята, вы самые крутые в мире». Это очень приятно. Но в принципе так и есть.
Посмотреть на карте Ростова-на-Дону
13.03.2015
Автор: Александр Морсин
Фотографии предоставлены Юрием Болдаревым

Обложка: Engraving of the Battle of Lexington in 1775 & Prime/ A Brief History of the United States by Joel Dorman Steele and Esther Baker Steele, 1885.

Made on
Tilda