Иркутский планетарий


Иркутский планетарий на 45 мест обошелся владельцам, не дождавшимся помощи государства, в 10 миллионов долларов — проект расположен в престижной части города, имеет уникальный телескоп и два концептуальных ресторана.
Новый Иркутский планетарий, открытый в феврале 2015 года, пришёл на смену старому, занимавшему площади Троицкой церкви до конца 1980-х. Проект на 100% реализован на средства частного инвестора — основателя Инвестиционной финансовой компании «Метрополь», ныне зампредседателя комитета Госдумы РФ по природным ресурсам Михаила Слипенчука. О технической начинке Иркутского планетария, получившего название «Образовательный комплекс "Ноосфера"», а также мотивах и ожиданиях инвестора, ресторанах в виде самолета и месте на рынке — в интервью 2ГИС рассказал исполнительный директор проекта и один из инициаторов возрождения иркутского планетария Дмитрий Семёнов.
Дмитрий Семёнов
Исполнительный директор
ИГУ (филология), 41 год
Как получилось, что социально значимый проект регионального масштаба целиком построен на частные деньги? Власть не увидела в нём значимость?

Действительно, изначально планетарий планировалось построить за счёт средств регионального или городского бюджета. Почему не получилось? Да потому что в последние десять лет в Иркутской области слишком часто менялось руководство. Не раз у нас возникали договорённости с конкретными губернаторами и мэрами, но люди уходили, а проект так и оставался идеей, хотя не раз казалось, что дело сдвинулось с мертвой точки. Однажды, например, дело дошло до выделения помещения и обсуждения в мэрии Иркутска каких-то сумм на его обустройство. Но оказалось, что предложенное нам здание — собственность Академии наук и, значит, город не имел оснований вкладывать в него бюджетные средства. Впрочем, время от времени появлялась и заинтересованность со стороны бизнеса. В 2008 году один из иркутских инвесторов готов был выделить площади под планетарий в рамках своего девелоперского проекта, но разразился кризис, и строительство было свёрнуто. С мёртвой точки проект планетария сдвинулся лишь летом 2010 года, когда о нём узнал Михаил Слипенчук. Он решил, что обязательно должен принять участие в возрождении Иркутского планетария.

Чем Михаилу Слипенчуку так понравилась идея, что он решил вложить несколько миллионов долларов? Он увидел прогнозируемый и, вероятно, не очень долгий, срок возврата вложенных средств? Какова окупаемость?

К моменту знакомства с историей планетария Михаил Слипенчук уже вовсю реализовывал проект «Миры» на Байкале и на деле показал, что не чужд подвижничества, связанного с наукой и образованием. Например, сейчас, при весьма серьезной загруженности, он продолжает руководить кафедрой на географическом факультете МГУ и работает со студентами. А в Иркутске на тот момент он уже планировал создать небольшой музей тематически связанный с Байкалом и результатами работы экспедиции. Когда я рассказал ему о нашей длинной и мучительной истории восстановления планетария, он решил, что такое дополнение будет очень уместным в проекте. Концепция сформировалась достаточно быстро — Михаил Щадов, занимавшийся на тот момент организационной работой с «Мирами», предложил формат «Музей "Ноосфера"», он же и стал руководителем строительства всего комплекса.

Что касается срока окупаемости и возврата инвестиций, могу сказать, что комплекс многопрофильный и такие его составляющие, как рестораны и планетарий живут по вполне рыночным правилам.
Сколько времени заняло строительство планетария?

К середине 2011 года были завершены проектно-сметные работы, в мае того же года начали рыть котлован, а к лету 2012-го здание подвели под крышу и остеклили. А вот запуск образовательного комплекса потребовал несколько больше времени, чем мы ожидали. Во-первых, у нас всё-таки сохранялась надежда на участие в проекте областного правительства, и планетарий ещё какое-то время мыслился как государственно-частный проект. Во-вторых, шёл поиск оптимальной технической начинки здания. Менялись технологии на рынке, и то оборудование, которое ещё вчера мы считали оптимальным, сегодня оказывалось дорогим и непрактичным. Например, мы рассматривали установку из шести проекторов, но по факту обошлись двумя. Причём яркость и контрастность картинки на куполе оказалась лучше, чем от оборудования, которое хотели установить изначально. Двухпроекторная система позволяет имитировать звёздное небо, планеты, галактики и туманности. По качеству изображения иркутский планетарий — один из лучших не только в России, но и в мире.

Запустили планетарий мы 20 февраля текущего года. Тогда же был открыт и мультимедийный музей. С конца апреля в тестовом режиме принимает посетителей астрономическая обсерватория.

В какую сумму обошёлся проект?

Строительство и оснащение четырехэтажного здания площадью чуть менее 1300 квадратных метров оценивалось на старте в 3-5 миллионов долларов. Только проекционный купол диаметром 9,14 метра обошёлся почти в 400 тысяч евро. Большую часть оборудования и комплектующих пришлось покупать за границей. Это очень точный полусферический экран с отклонением от сферы не более трёх миллиметров. Он изготовлен из перфорированного алюминия, что создаёт отличную акустику в зале. Поэтому кроме образовательных фильмов и лекций мы проводим в планетарии и музыкальные мероприятия. Совсем недавно под нашим куполом прошёл джазовый концерт.

Итоговая стоимость проекта оказалось вдвое выше ожиданий инвестора — 10 миллионов долларов.
Сдаёте площади в аренду? Сколько стоит?

Нет, все площади используем сами.

А есть данные сколько стоит построить и оснастить подобный образовательный комплекс в Европе или США? То есть, вложения в Иркутский планетарий адекватны мировым или на чем-то удалось сэкономить? Приглашали производителей на монтаж и наладку оборудования?

Стоит примерно столько же — по планетарскому оборудованию, например, проводился полноценный конкурс, так же как в любой крупной мировой компании при покупке дорогостоящего оборудования. Участвовали известные мировые производители — Zeiss, Konica Minolta, Barco. Руководитель IT-управления ИФК «Метрополь» Александр Пономарёв вел длительные и весьма напряженные переговоры по стоимости оборудования и добился существенного снижения цены. Так что удалось сэкономить.

Представители поставщиков, конечно, присутствовали — далеко не всё можно с первого раза собрать по инструкциям, кроме этого квалификация эксплуатантов и квалификация инсталляторов подразумевает разные навыки. Проекционный купол собирался под присмотром компании Astro-Tek. Проекционная система планетария собиралась в присутствии специалистов компании «Ави-Лаб», представляющей интересы компании Barco в России. Управляющие планетарием компьютеры настраивались французскими коллегами — представителями RSA-Cosmos, которые параллельно проводили обучение работ с астросимулятором Sky Explorer.
$ 10 млн
общая стоимость проекта
Для инвестора планетарий — это всё-таки бизнес-проект или меценатство?

«Ноосфера» — это, естественно, коммерческое предприятие, полноценный бизнес-проект. Продаются билеты, компания приносит определённую выручку, зарабатывает. В то же время это и огромные инвестиции в личность. Всё-таки в организации работы комплекса акцент сделан на образовательной части проекта, а не на коммерческой составляющей. Это сознательная позиция инвестора. После уничтожения предмета астрономии в российской школе, планетарии, фактически, являются монополистами в области доступных астрономических, а местами и вообще естественнонаучных знаний.

Почему было принято решение построить планетарий на территории 130-го исторического квартала?

Объяснение простое.
У Михаила Слипенчука появилась возможность создать проект именно в этом месте. И он его там и построил. Территория престижная, с высокой проходимостью. Я бы сказал, что это наилучшее место для приёма гостей в Иркутске.
Получилась среда не ограниченная двумя дворами, а по-настоящему городской проект и наш объект в нём занял достойное место.

Михаилу Слипенчуку принадлежала земля в 130-м квартале? Сколько стоил участок под Планетарием?

Как обычно, на время стройки земля была в аренде. Говорить здесь логичнее не о стоимости земли — помимо этих затрат был еще своеобразный «входной билет» — взнос в специальный фонд, который проводил общие сети, занимался благоустройством, решал вопросы иного характера. Назвать эти суммы я не могу, но учитывая расположение участка можно утверждать, что они значительные.
В чём уникальность комплекса «Ноосфера»?

Проект многоформатен: планетарий на 45 мест, мультимедийный музей и астрономическая обсерватория, работают как в комплексе, так и каждый в отдельности. Кроме этого в комплексе два ресторана — демократичный «Самолет» и более пафосный «Миша».
Фактически все подразделения могут работать как независимо друг от друга, так и совместно организовать уникальное мероприятие. Например, проходят детские праздники — программа в планетарии, наблюдения в телескоп и праздничный утренник или ужин.
Наблюдения проводятся с использованием уникального телескопа немецкой фирмы CARL ZEISS. Прибор изготовлен в далёком 1909 году по заказу и на деньги иркутских меценатов специально для первой обсерватории Восточной Сибири. Сейчас он принадлежит Астрономической обсерватории Иркутского Госуниверситета. Телескоп в отличном состоянии и используется для показа звёздного неба. Также обсерватория оснащена солнечным телескопом, который позволяет наблюдать хромосферу светила. Не кривя душой, могу утверждать, что сейчас у нас работает единственная публичная астрономическая обсерватория, показывающая людям небо каждый день.

Проект диверсифицированный: есть познавательная часть, а есть сугубо коммерческая — рестораны. Что приносит основной доход?

Есть задача, чтобы все подразделения были рентабельными. Если «Ноосферу» рассматривать как единое целое, то каждое из направлений имеет свою сезонность, которая практически не пересекается. Например, летом востребованы рестораны, люди охотно проводят время в «летниках», но падает спрос на групповые сеансы для школьников в планетарии. А зимой, наоборот, больше спрос на познавательные услуги планетария и обсерватории. Если что-то просядет в один сезон, то наберёт обороты в другой.

Чем концептуально отличаются рестораны «Ноосферы» от других предложений Иркутска? Может быть, уникальное меню или концепция?

Ресторан «Самолёт» стилизован именно под самолёт, вас обслужат стюардессы, которые пожелают вам приятного полета. Оригинальное меню. Очень нравится детям — не каждый день у нас даже из обеспеченных семей дети летают в самолётах. Необычность привлекает. Ресторан «Миша» — для серьёзных гостей, там воссоздана эпоха расцвета иркутского купечества. Именно в те времена Иркутск славился меценатскими проектами.

Вы сказали, что качество изображения в иркутском планетарии — одно из лучших в мире. На чей опыт ориентировались?

В технологическом смысле автором концепции быть невозможно — всё уже давно придумано. Конечно, в начале XX века, когда был придуман планетарий, звёзды показывали при помощи оптико-механических приборов, сейчас для этого мы используем специальные «киношные» проекторы со специальной оптикой, позволяющей раскинуть изображение на поверхность сферы. В мире всего несколько поставщиков оборудования для планетариев, я видел продукцию всех ведущих производителей. Систем, подобной нашей, в мире считанные единицы. Такое оборудование, например, смонтировано в планетарии французского города Нант — на родине Жюля Верна.
На какую аудиторию рассчитан планетарий?

Много работаем со школьниками и дошкольниками. На вечерние лекции, когда мы показываем серьёзные фильмы, например, «Полет к миллиарду солнц», где поднимаются недетские космологические вопросы, приходят и взрослые. Бывает так, что на сеанс приходят только взрослые. Наш планетарий — для всех, каждый может найти лекцию по душе.

Охват посетителей — Восточная Сибирь?

В первую очередь мы ориентированы на Иркутскую агломерацию. Это Иркутск, Ангарск, Шелехов. Но планируем работать со всей Иркутской областью. Впрочем, у нас уже были посетители из Новой Зеландии, Белоруссии, Монголии — откуда только не было! Но это, конечно, всё туристы.

Как оцениваете существующий спрос на планетарий?

Нам есть над чем работать, хотя средняя заполняемость составляет не менее 50 процентов. Пик спроса мы прошли в марте, вскоре после открытия планетария, тогда залы несколько дней подряд были полными, и невозможно было купить билет даже на следующий день. Сейчас тоже бывают сеансы, когда приходится дополнительно ставить стулья. Но бывают и такое, что на сеанс пришли всего два человека. Такое случается крайне редко и обычно связано с плохой погодой. Ожидаемая пропускная способность «Ноосферы» — более 100 тысяч человек в год.

Как вы выбираете научно-познавательные фильмы для планетария? Кто этим занимается?

В момент заключения контракта на покупку оборудования, мы просто включили фильмы в комплект поставки. В основном показываем иностранные фильмы — немецкие, испанские, французские, американские. Но есть и отечественные, даже сибирские. Например, фильм «Лики Солнца» снимался командой Новосибирского планетария в обсерваториях Новосибирска, Иркутской области и Бурятии. Этот проект удалось реализовать при поддержке астрономической обсерватории Иркутского госуниверситета и Института солнечно-земной физики СО РАН. Часть сценария, посвящённая иркутским солнечным обсерваториям, была написана научным руководителем Иркутского планетария, доктором физико-математических наук Сергеем Язевым.
50%
средняя заполняемость планетария
А сколько стоит снять такие фильмы?

В зависимости от сложности и сценария — от нескольких миллионов рублей.

Сколько специалистов работает в планетарии?

В штате 9 человек. Это лекторы, IT-специалисты.

Есть ли кадровый дефицит в лекторах?

Иркутск — уникальный город, он занимает третье место в стране по количеству астрокосмических исследований. Не исключаю, что и по качеству астрономического персонала мы одни из лидеров в России. Наш научный руководитель Сергей Арктурович [Язев] — широко известный в стране популяризатор астрономии, специалист по физике солнца. Он автор популярных книг о Марсе, Солнце и солнечной системе. У нас читают лекции профессиональные астрономы, учёные Института солнечно-земной физики СО РАН. Но — главное — все наши лекторы вышли из среды любителей астрономии. В общем, мы чутко подходили к формированию коллектива.

Сохраняется ли сегодня потребность в продвижении планетария? Если да, то какими маркетинговыми инструментами пользуетесь?

Конечно, мы продолжаем заниматься продвижением планетария. Да, о нас уже многие знают, но нужно больше рассказывать людям о знаниях, которые они и их дети могут у нас получить. Активная рекламная кампания у нас была в мае, когда мы размещали статьи и макеты в газетах, давали сообщения на радио. Хорошо показала себя практика работы с промоутерами, когда человек получает исчерпывающую информацию о том, зачем ему следует посетить планетарий. Ну и, конечно, работа со школами. Не говорю про соцсети — это само собой разумеется. Во всех сетях мы представлены, пытаемся генерировать собственные новости.
Что проект нового планетария роднит с прежним, советским, а что принципиально нового в работе?

В технологическом плане — это совершенно другое оборудование. Нет оптико-механического прибора, только проекторы. В старом планетарии кресла были расположены концентрическими кругами, здесь же, как в кинотеатре, — параллельными рядами. Раньше люди просто смотрели на звёздное небо, сейчас же их вниманию предложены научно-познавательные фильмы. Именно для удобства просмотра фильмов купол в современных планетариях имеет небольшой наклон. В остальном всё то же самое — живая лекция, вопросы и ответы. Меняется геометрия и технологии, а смысл остаётся.

Кто для вас конкуренты? Кинотеатры?

У комплекса конкуренты — любые развлекательные учреждения. Получение знаний ведь у нас часто приравнивается к развлечениям. Если говорить по отдельности, то у планетария, например, прямых конкурентов нет, слишком сложная и специфическая услуга здесь оказывается.

Это одновременно и передача знаний высокого качества и очень впечатляющее шоу. Именно поэтому многие учителя ведут к нам школьников — знания, полученные в такой форме, отпечатываются навсегда.
Посмотреть на карте Иркутска
6.08.2015
Автор: Михаил Кичанов
Фотографии предоставлены Дмитрием Семёновым


Обложка:
ANTIQUE SCIENTIFIC PRINT by Diderot & D'Alembert from 1779
Made on
Tilda